© 2017 by Steppe Unicorn 

  • Grey Vkontakte Icon

Мишель. История поиска и обретения себя

August 9, 2017

"Степной Единорог" продолжает публиковать истории людей из ЛГБТИК-сообщества Центральной Азии. Сегодня с нами делится своей историей Мишель, трансгендерная женщина из Казахстана. Историей поиска и обретения себя.

 

 

 

Меня зовут Мишель. Я трансгендерная женщина и живу в Казахстане. Также я феминистка и поддерживаю борьбу за права женщин.

 

В детстве я мечтала о длинных волосах и красивой одежде. Впервые родители узнали о моей гендерной идентичности, когда я была маленькой, наверное в классе первом. Родители вернулись домой, а я в маминой одежде, обуви и на лице что-то похожее на мейк-ап руками ребенка. Их реакция была агрессивной. Они меня сильно отругали, и закрыли в комнате. В следующий раз меня поймали за примеркой в пятом классе. Тогда я уже выглядела куда серьезней, хотя также в маминой одежде. Из большого размера я сделала меньший, воспользовавшись всякими подвязочками-невидимками, подгоняя размер по фигуре. В целом, я переодевалась и ходила так всегда, когда родителей не было дома. Эта одежда мне ощущалась комфортнее мужской. Однако я тщательно скрывала этот факт от родителей, и в точности запоминала как лежала одежда, когда я брала ее из шкафа. Не просто как точно свернута, но и как лежит каждый уголок. Я очень боялась родителей и их гнева. Отец применял физическую силу при воспитании.

 

В один из дней, я услышала как шуршит ключ входной двери. Сердце бешено заколотилось, и я поняла, что я в ловушке. Я стала пытаться снять с себя одежду и в этот момент на кухню зашел отец. Тот день я запомнила на всю жизнь. Моя попка и все бедра с боками тела были фиолетовые. Я не могла сесть, не могла лечь нормально. Я спала на животе, было тяжело двигаться первую ночь. При каждом движении всегда просыпалась. Отец потом каждый день предупреждал меня, что если я еще раз переоденусь, то меня увезут в психушку и там я останусь навсегда. Также родители устроили мне домашний арест. Не помню уже сколько времени, но помню, что это было очень долго.

 

Ближайшие 2-3 года я не гуляла и со школы сразу шла домой. Я была подавлена и помню те времена как черную полосу в своей жизни. Закрываясь в ванной, я молча билась в истерике. Я рвала на себе волосы кусками. Меня трясло, и я сильно плакала. Позже отец записал меня в секцию бокса и постоянно контролировал посещение тренировок.  Я не хотела такой спорт. Там было очень больно и некомфортно. В детстве я была очень нежной, и если бы родители не пытались меня изменить, то я бы была андрогинным ребенком и дальше, с женственной внешностью. Но я так боялась отца, что ноги тряслись, и ходила в спортивную секцию, лишь бы отец не трогал меня.

 

А потом я решила, раз уж хожу, то научусь защищать себя, и не позволю больше отцу так поступать со мной. И я стала тренироваться уже имея перед собой цель. Стоит отметить, что по медицинским показаниям мне было запрещено заниматься таким видом спорта, так как у меня был гайморит и слабая конституция тела. Поэтому впоследствии от спортивных нагрузок я перенесла две операции на паховую грыжу.

 

В жизни я всегда была сильной трусихой, и так ей и осталась на сегодняшний день, однако я научилась прятать эту трусость глубоко в себя и отключать сознание в нужные моменты, чтобы не позволять страху манипулировать собой.

 

Родители обрезали мне волосы, которые я пыталась отращивать. После стрижки я стала похожа на заключенную. Помню, что в школе все смеялись над моей новой прической, вернее ее отсутствием. Одноклассники называли меня «зеком», и в целом, в атмосфере класса сформировалось пренебрежение ко мне. У моего папы был целый дар, чтобы сделать из меня страшилку. Если смотрели фильм «Чучело», то это схожая история. После этого в школе я стала замкнутой и отрешенной одиночкой.

 

С этих пор я ушла в подполье. Я просчитывала каждый шаг родителей, чтобы не нарваться. И я по-прежнему была собою - женщиной. У меня был маленький созданный мной мирок, в котором я часто находилась. Я там жила. Жила по-настоящему. Из-за этого я стала невнимательной и рассеянной.

 

С каждым годом этот внутренний мир разрастался все больше и больше. Я искала ответы в своей голове, но не могла найти. Интернета тогда не было. Впрочем, у нас не было и городского телефона. Я ходила в библиотеку, но не могла найти книги, где есть хоть какие-то ответы. В общем-то, я не могла сформулировать и вопросы. Это были чувства. Пока я искала информацию в библиотеке, перечитала кучу книг. Тренировки постепенно поглотили меня с головой.

 

После 20 лет у меня уже был свой небольшой женский гардероб. Помню познакомилась с девушкой. Мне было интересно общаться, наблюдать за ней, а потом тихонько повторять походку и движения. Мне это так нравилось. Я чувствовала, что это мое, и у меня это забрали. Мы дружили с этой девушкой, я часто оставалась у них дома до утра. Правда меня рассматривали как парня, хотя я видела в ней подругу.

 

Моя мама постоянно ворчала, что я мешаю своей подруге, находясь постоянно у нее. И я ей со злости ответила, что женюсь на этой девушке. И женилась. Через год родился сын. Когда мы жили с супругой отдельно от родителей, дома я стала одевать комфортную мне одежду при ней. Хотя она не знала, что я трансгендерная женщина. После роддома она стала отрешенная и очень холодная. Я думала это из-за родов. На протяжении нескольких месяцев я пыталась выяснить, что случилось, но так и не получила ответа. Я ждала. Через несколько месяцев брак развалился. Мы разошлись. Спустя 14 лет после развода я узнала, что причиной была моя трансгендерность. После этого у меня с девушками были достаточно натянутые отношения. Я боялась им говорить о том, кто я. Я постоянно ждала от всех того, что они отвернутся, и я останусь одна со своим мирком.

 

Я переехала с Капчагая, где мы жили до этого с семьей, в Алматы, где я родилась. С тех пор по сути я одна. Были попытки создать классическую семью, по сути для меня лесбийскую. Но меня не принимали как женщину, а мужчиной я была дома с натяжкой. В обществе мне приходилось подражать мужчинам.

 

В один момент я начала бороться со своей женщиной внутри, так как посчитала, что это наверное и правда плохо, и лучше избавиться от того, что мешает мне быть тем, кем видит меня общество. Но я тогда я не понимала, что я пыталась избавиться от себя самой. Я стала усиленно тренироваться и чаще проводить время на работе. От упражнений на турнике я стала высокой. Меня заметили, и предложили работу телохранителем. Я согласилась. Два или три раза я выкидывала всю женскую одежду и косметику. Время от времени у меня возникали истерики, когда я как в детстве сидела в ванной заплаканная, но очень тихо, чтобы никто не услышал. Но как бы я не пыталась перестать быть женщиной, через некоторое время у меня снова появлялась комфортная мне одежда, и косметика, и я снова парила в своем мирке. Этот мир был выше всего вокруг.

 

Когда стал доступен интернет, я создавала страницу с женским именем, и часто болтала с девочками. Я легко понимала девушек, и смотрела на мужчин как на неотесанных грубиянов. Чем дальше, тем все больше и настойчивей во мне вставала женщина. По сути во мне внутри началось реальное восстание. Нет, не раздвоение личности. А борьба реального мышления и чувств с навязанными привычками, стереотипами и комплексами. Я пыталась притворяться, однако с каждым разом женщина забирала кусок пространства у надуманного мужчины.

 

Дошло до того, что я уже начала искать варианты как уйти из жизни, и прорабатывать их в голове. Я потеряла грань между жизнью и смертью. Мне не было интересно жить. Я потеряла стимул. Я знала, что я трансгендер, но не знала абсолютно что делать дальше. Пластические операции выглядели как заоблачные дали, на которые мне не хватит денег.

 

Позже я нашла информацию о гормонах, и начала самостоятельное применение того, что попадется. Мне уже не были важны моя жизнь и здоровье. Я лишь хотела попытаться увидеть настоящую себя. Я думала, что если я испорчу свое здоровье, то этот вариант даже лучше, чем жить в мире, где от тебя отказываются, и где нет даже друзей, с кем я могу быть собой.

 

Вскоре я познакомилась с человеком, который помог мне скорректировать мою заместительную гормональную терапию, и я хоть немного, но почувствовала облегчение. На ЗГТ у меня сформировалась небольшая женская грудь. Я была безумно счастлива. В одежде я крутилась перед зеркалом, одевала облегающее платье и наслаждалась. Но этого было недостаточно.

 

Будучи активной пользовательницей интернета, я продолжала искать ответы на свои вопросы, и случайно нашла информацию о казахстанском трансгендерном ресурсе. Я написала администраторам, и мне ответили. Я прыгала дома от счастья. Мне помогли с дружественным эндокринологом, снабдили информацией, и я смогла познакомиться с другими трансгендерными людьми. Я снова поверила в жизнь, обретя понимание и помощь.

 

Сейчас я поняла, что я - трансгендерная женщина, и что в этом нет ничего плохого, о чем я недавно сообщила своему окружению, совершив камин-аут. У меня появилась группа поддержки среди подруг и знакомых, с которыми я общалась ранее. Они защищают и поддерживают меня. Сделав камин-аут, я поняла, что преодолела барьер, и это еще больше стимулирует меня на пути к самой себе. Впереди мелькает финишная прямая с полной гармонией.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload