Просвещая четвертую власть


Как мы уже сообщали, в начале мая в Алматы прошел тренинг для журналистов «Повышение чувствительности СМИ к вопросам недискриминации». О том, для чего проводятся подобные мероприятия и почему они чрезвычайно важны не только для представителей ЛГБТИК-сообщества, но и для всего казахстанского общества в целом, мы поговорили с одним из тренеров - Анатолием.

- Дискриминация представителей ЛГБТИК-сообщества, в Казахстане, безусловно, присутствует - даже если не брать во внимание реакцию общества как таковую, - говорит он. - Общество не информировано и находится в плену стереотипов. А если брать государство, то, к примеру, мы делали анализ законодательства и выяснили, что оно содержит очень много поводов для дискриминации ЛГБТИК-людей. Есть нормы в трудовом законодательстве, и в законодательстве, касающемся медицинских услуг — да повсюду. Например, в Трудовом кодексе сказано, что запрещена дискриминация в зависимости от «пола, возраста, физических недостатков, расы, национальности, языка, имущественного, социального и должностного положения, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности к роду или сословию, к общественным объединениям». И точка. Даже «иных обстоятельств», которые упоминаются в других законодательных актах, нет. Так что если будут факты дискриминации, невозможно будет защититься, обратившись, к примеру, в прокуратуру или суд.

- А были факты, когда в нашей стране увольняли, скажем, за сексуальную ориентацию?

- Был недавно случай, когда парня уволили, когда узнали, что он гей. Он отказался уходить по собственному желанию, потребовав, чтобы ему написали причину увольнения. И ему так и написали, причем было использовано не слово «гей», а ругательное слово. И у него толком не получилось ничего доказать, потому что когда он пришел в суд, ему сказали: что это за бумажку ты нам принес? И отказали в принятии искового заявления.

- Вы еще упоминали сферу медицинского обслуживания…

- Тут дискриминация касается, к примеру, перехода — когда от трансгендерных людей требуют обязательную хирургическую коррекцию. А еще лесбиянки часто сталкиваются с проблемами при посещении гинеколога. То есть женщина приходит гинекологу, и ее начинают спрашивать о том, ведет ли она половую жизнь. Она отвечает, что занимается сексом и при этом говорит, что лесбиянка. Врачи чаще всего говорят: нет, ну это не то, это не секс. А ведь подходы разные. Если женщина занимается сексом, есть определенные риски, скажем, заражения инфекциями, передающимися половым путем. А если не занимается, значит, этих рисков нет. А врачи начинают с ней обходиться так, словно она не ведет половую жизнь. Ей, может, 40 лет, и у нее за спиной 20 лет семейного стажа с женой, а врач ведет себя так, будто она — девственница. Это угнетает психологически и сказывается на качестве медицинских услуг. Геям, бывает, отказывают в предоставлении каких-то медицинских услуг, потому что бытует стереотип, что, если человек — гей, то он не просто ВИЧ-положительный, а сразу болен СПИДом. Несколько лет назад был просто ужасный случай, когда в больницу поступил гей с жалобами на боль в животе. Неизвестно, в чем была причина — может, это были какие-то опасные сексуальные практики, может, банальный аппендицит. Но это не важно. Важно то, что происходило в больнице. Этого мужчину привез его парень. И когда врачи поняли, что они — пара, то заявили: "мы педиков не лечим". Больной пролежал два дня просто в палате, и к нему никто даже не зашел. Его парень уговаривал медиков что-то сделать, но безрезультатно. В итоге молодой человек просто умер, не дождавшись помощи. По сути, врачи убили его своим бездействием.

- И что, его парень или родственники никуда не обращались по этому поводу?

- Нет. Это уже другой вопрос: представители ЛГБТИК-сообщества боятся обращаться в правоохранительные органы. Ведь часто это заканчивается очень плохо. Правоохранительные органы сами начинают шантажировать или даже применять насилие к ЛГБТИК-людям.

- Что говорить о полицейских, если нелицеприятные высказывания в адрес- ЛГБТИК-сообщества звучали даже из уст депутатов.

- Да, теперь уже бывший депутат мажилиса Алдан СМАИЛ, даже выйдя на пенсию, продолжает делать выпады в адрес ЛГБТИК. В интервью одному изданию он заявил: "мы Казахстан строили не для для таких людей, как геи и лесбиянки". То есть он фактически отказывает представителям ЛГБТИК-сообщества в праве быть гражданами Казахстана, ограничивает любые права человека. При этом он смеется, в статье говорится, что он такой доброжелательный аташка. Но при этом он произносит страшные вещи, совершенно не задумываясь, что представители ЛГБТИК-сообщества — такие же граждане нашей страны, что они наравне с господином депутатом когда-то строили независимый Казахстан. Но обычно высшая власть не транслирует вообще ничего. Я никогда не слышал, чтобы по теме ЛГБТИК высказался президент или, например, премьер-министр. Идет замалчивание, как будто этих людей не существует вовсе. Наше государство не лезет в личную жизнь граждан с посылом «сейчас мы будем вас контролировать». Хотя косвенно это все-таки происходит. Я говорю, например, о приказе минздрава, который изменил процедуру гендерного признания у трансгендеров. Это по сути — вмешательство в личную жизнь, когда людей заставляют делать эти операции.

- Но ведь недавно был случай, когда человеку удалось сменить документы без хирургического вмешательства.

- Да, но там дело дошло до суда. На суде присутствовала представительница комиссии по освидетельствованию трансгендерных людей, которая смогла донести тот факт, что решение о том, к каким хирургическим коррекциям прибегать, принимает сам трансгендерный человек.

- Тем не менее вы в своей просветительской работе фокусируетесь на журналистах, а не, скажем, на судьях.

- Журналистов называют четвертой властью. И на мой взгляд, это сама сильная власть. Как бы ни хотело государство, у него нет такой сильной информационной, идеологической власти. И даже информационная и идеологическая власть государства доносится через СМИ. СМИ — это та самая власть, которая может очень много. И от того, какую информацию несут журналисты в общество, зависит состояние этого общества.

- И как вы оцениваете общий уровень нашей журналистики в плане освещения тем, связанных с ЛГБТИК-сообществом?

- В настоящий момент уровень очень низкий. Журналисты тоже находятся в плену стереотипов, транслируют мифы, поддерживают дискриминацию, порой в самых отвратительных ее формах. Например, на тренинге мы разбирали с участниками статьи их коллег, и нашли примеры, когда журналисты используют даже какие-то грязные слова, ругательства. Например, в одной из статей не было ни одного высказывания, где не было бы употреблено ругательных или издевательских выражений. И даже заканчивает этот материал журналист полушутливым призывом одеть на всех представителей ЛГБТИК-сообщества отличительные знаки и запретить им подходить без этих знаков к обычным людям, а также запретить им подходить к детям, а если они вдруг решат это сделать, то применять к ним самые жесткие меры. А ведь это по сути призыв к действиям, которые применялись когда-то в фашистской Германии по отношению к евреям и геям. Евреи носили желтые звезды, а геи — розовые треугольники. По сути, современный казахстанский журналист призывает установить в нашей стране порядки нацистской Германии.

- И как же поменять ситуацию?

- Информировать и просвещать. Нужно больше таких тренингов, чтобы журналисты понимали, с чем они имеют дело. Чтобы понимали, что ЛГБТИК-люди — такая же часть нашего общества. Поскольку у журналистов есть влияние, это точка, на которую стоит воздействовать, чтобы снять общую патологию, которой болеет все общество.

#Статьи #ПРАВАЧЕЛОВЕКА

© 2017 by Steppe Unicorn 

  • Grey Vkontakte Icon