© 2017 by Steppe Unicorn 

  • Grey Vkontakte Icon

6 причин, почему важно знать о том, что не все трансгендеры имеют гендерную дисфорию

January 24, 2018

 

 

 

Я помню, как разговаривал с моим другом, который является трансгендером о том, что мы оба испытываем гендерную дисфорию, вызванную дискомфортом от того, что приписанный гендер, не совпадает с  фактическим гендером. Когда я об этом говорил, я заметил, что он отводит взгляд и смотрит в другую сторону.

 

- «Ты в порядке?» - спросил я, озадаченный его внезапной незаинтересованностью в нашем разговоре. Обычно мы с Каем могли часами разговаривать про гендерную идентичность. Он единственный человек, который казался более заинтересованным транс-идентичностью, чем я. Но внезапно, разговор, который должен был его заинтересовать, не вызвал у него интереса.

 

- «Ну, я не ...» - Кай сделал паузу. - «Я не эксперт, но я не испытываю гендерную дисфорию».

 

На тот момент я никогда не слышал о трансгендерном человеке, который бы не испытывал гендерной дисфории. И вот, сейчас он был прямо передо мной. Мой инстинкт должен был защищать мою транс-миссию. Идея о том, что дисфория не обязательна, и что любой может просто идентифицировать себя по желанию как трансгендерный человек, кинула тень на важность моей идентичности и борьбы с мнением сообщества. Не "их" общества. Нашего сообщества.

 

Я становился собственником, пытаясь отрицать идентичность Кая, что было так непохоже на меня. Всего минуту назад Кай был моим товарищем, но сейчас наступил предел. Почему я пытаюсь рассказать кому-то о том, какой их гендер на самом деле, потратив всю жизнь на то, чтобы каждый мог сказать то же самое?

 

- «Да, я понимаю», - сказал он, как будто читая мои мысли. - «Многие люди видят в этом угрозу, поэтому я не часто говорю об этом».

 

За мои годы работы в качестве правозащитника я продолжаю встречаться с подобными транс-людьми, такими как Кай, которые не испытывают гендерную дисфорию, но которые боятся открыться.

 

Так почему бы нам не понять значение гендерной дисфории в отношении трансгендерных людей? Давайте поговорим об этом.

 

1. Гендерную идентичность определяют посторонние люди

Странно, что некоторые трансгендерные люди полностью следуют инструкции для определения и перехода, вместо того, чтобы самим выбирать свою гендерную идентичность в соответствии со своими ощущениями.


Когда мы позволяем другим людям устанавливать правила, мы забираем права всех транс-людей самостоятельно выбирать идентичность. Если мы говорим транс-людям, что их личности не принадлежат им, мы поддерживаем бинарную систему, в которой определение гендерной идентичности принадлежит другим людям, вместо того, чтобы сделать выбор самим.

 

Когда я начал сомневаться в трансгендерности Кая, я сказал ему: «Ты говоришь, что ты трансгендер, но я не верю в это». Я говорил, что лучше знаю гендер Кая, чем он. Я не знаю как ты, но я не хочу существовать в мире, где я должен следовать своду предписанных правил, прежде чем  смогу претендовать на собственную личность.

 

Тем трансгендерным людям которым кто-то присвоил гендер и принял решение за них, постоянно нужно притворяться, чтобы соответствовать. Неужели мы действительно хотим назначать и навязывать гендер другим людям?

 

2. Медикализация. Опыт трансгендеров

Термин "гендерная дисфория" заменил прежний термин «расстройство гендерной идентичности», считавшийся неточным и оскорбительным. С тех пор эти два термина использовались взаимозаменяемо в медицинской сфере.

 

Надо ли напоминать, что западная медицина в своей истории не была добра к транс-людям?
Транс людей “лечили”, принуждали придерживаться и принимать назначенный им гендер при рождении, а не совершать переход. Лечили на протяжении всей жизни, причиняя боль в течение долгого времени. Трансгендерность считалась психическим отклонением, а не собственным выбором своей идентичности. Все это в конечном счете заставило принимать свою идентичность, продиктованную медицинскими работниками, а не самими транс-людьми. Медицинская система лишила прав трансгендерных людей.
К транс-людям относились как к девиантам с постыдным психическим заболеванием, и такие фразы как “расстройство гендерной идентичности” и “гендерная дисфория” связаны с  историей. Медикализация транс-людей была основным источником угнетения и вреда.


Когда вы говорите, что гендерная дисфория - это один из способов определить, является ли кто-то трансгендером или нет, вы полагаетесь на медицинскую модель, которая не была создана людьми из транс сообщества. Она создана западными медицинскими «профессионалами», которые рассматривали трансгендерность как расстройство. И я хочу отойти как можно дальше от этих рамок. Так далеко, насколько это возможно.
Изменение формулировки от «расстройства гендерной идентичности» до «гендерной дисфории» не меняет того факта, что это все еще работает в одной и той же медицинской модели и все еще функционирует как диагноз.

 

3. Евроцентрическое определение трансгендерности


Много трансгендерных людей говорят, что трансгендерность не является продуктом Запада – и они правы. Трансгендеры были во многих культурах во всем мире, задолго до придуманных западных стандартов.
Некоторые идентичности за пределами Запада, о которых вы, возможно, знаете - два духа, хиджры и катои имеют историю,  которая предшествует нашей.


Многие транс-люди в западном мире настаивают на том, что трансгендер должен иметь гендерную дисфорию, не признавая, что это очень западное понимание того, что значит быть трансгендером.
Они не признают, что трансгендерность может существовать за пределами Запада и существовала за ее пределами задолго до того, как мы пришли - с ее собственными определениями, языком, пониманием и опытом.

 

Утверждать что каждый трансгендер должен испытывать гендерную дисфорию и следовать универсальным инструкциям, говорит только о погружении в западное понимание гендера. Это утверждение полностью уничтожает коренные и международные идентичности и их опыт.


Трудно (а иногда и очень проблематично) применять индивидуальное понимание гендера для всех людей.
Трансгендерность в качестве зонтичной системы настолько разнообразна и сложна, что лучше всего избегать обобщений и позволить людям выбрать свой собственный опыт.

 

4. Приравнивание трансгендерности к расстройству и дисфункции

 

Если кто-то подойдет к вам и спросит вас о том, каково это быть трансгендером, уверен, что вы не сможете просто сказать: «Это ужасно».

 

Это может быть ужасно. Боль может быть очень реальной. Но для большинства людей трансгендерность - это очень сложная вещь, которая включает в себя целый спектр эмоций. Это как своего рода использование дисфории, поскольку исключительная определяющая характеристика транс-людей не обязательно является точным способом представления опыта.

 

Как человек, который переживает гендерную дисфорию, я могу сказать вам, что она - это не единственное, что делает меня трансгендером. Это даже не основная часть моего опыта, как транс-человека.

 

Речь идет о путешествии, которое нужно для того, чтобы игнорировать ожидания и найти себя. Речь идет о слоях, которые мне нужно было очистить, чтобы понять, кто я. Речь идет о гордости и восторге, которые я испытывал, когда я нашел слова, чтобы описать мою личность. Речь идет о чувствах сообщества, которое я нашел с такими же, как я. Именно так я понимаю гендер и то, как я иду с этим в мире.

 

Гендер - это сложный комплекс. Трансгендерность еще более сложна.
То, что у нас с Каем есть общее, это то, что мы прошли процесс, пытаясь понять себя и свой гендер, что общество требовало  от нас и что мы хотели для себя. Мы оба поняли, пройдя через этот процесс, что мы не идентифицировали себя с полом, который нам назначили при рождении. Разница в том, что это осознание не вызывает у Кая такой же дистресс как у меня.

Если дистресс является определяющей характеристикой, что тогда мы можем сказать о том, что значит быть трансгендером? И что мы тогда скажем о нашей молодежи? Кто они, зависит от того, сколько боли они чувствуют? Я хочу жить в мире, где трансгендерность не приравнивается к боли и страданиям. Потому что, в конечном счете, боль, которую мы чувствуем, не то, что нас объединяет. Это идентичность, которую мы требуем, и это уникальное путешествие, которое каждый из нас прошел, чтобы найти ее.


Я не хочу, чтобы какой-либо транс-человек думал о том, что быть трансгендером означает прожить жизнь в мучениях. Это то что говорит общество: «Если вы хотите жить в муках, будьте трансгендером. Если вы хотите быть счастливым, будьте цисгендером».
Мы гораздо больше, чем это. Наша жизнь и наш опыт намного ценнее.

 

5. Мы ставим одни жизненные опыты в более привелегированное положение относительно других

 

Мне говорили до этого, что я "недостаточно трансгендерен". Меня это так сильно ранило, когда я впервые услышал об этом, что я даже написал в своем блоге (это было, по иронии, до того как я понял что звездочка * в слове "транс" сама по себе проблематична и сомнительна)

Как писателю гендерквиру мне не раз говорили, что я не имею права писать о трансгендерном сообществе потому что я "на самом деле не трансгендер". И поскольку я испытал такого рода обесценивание, мне довольно комфортно было находиться в стане тех, кто считает что "все мы достаточно трансгендерны, а ваше гейткиперство - это чушь собачья".

 

Я знаю каково это обретать свою идентичность, полностью понимая, что твоя жизнь и чувство принятия подвергаются разрушающим обвинениям в том, что вы на самом деле не трансгендерный человек, а просто следуете модным тенденциям.

Меня не интересует создание действующего влияния, где одни транс-люди по своей сути лучше, достойнее и важнее чем другие. Для меня не так выглядит социальная справедливость.

 

Использование гендерной дисфории в качестве определения трансгендерности означает, что любой трансгендер, у кого отсутствует гендерная дисфория не является трансгендером, а его опыт, основа и поведение являются недействительными.

И они говорят: "эти транс-люди настоящие, а все остальные должны успокоиться".

 

У нашего сообщества есть такое прошлое. Возьмем например первоначальное сопротивление трансгендерного сообщества по отношению к небинарным людям. О, подождите это не история. Это все еще происходит.

 

Я устал что нет динамики изменения в нашем сообществе, я не вижу никакой необходимости создавать больше, мы до сих пор изо всех сил не не можем разобраться с уже имеющимися иерархиями. Мы уже можем видеть, что некоторые нарративы имеют привилегии над другими, некоторые голоса услышаны, а другие замалчиваются. И честно говоря, я не хочу быть частью этого. Я думаю что мы должны разрушать эти мифы. Мы должны доказать, что транс-сообщество разнообразное, сложное и уникальное, а не монолитное и однородное.

 

6. Это порождает трансфобию

 

Существует всеобъемлющий страх, что если мы оставим трансгендерность как термин, который опирается на самоопределение, то это будет бессмысленно для людей, которые могут определить себя по ошибочным основаниям.

Однако это угнетающая позиция используется против всех людей.

 

Возьмем к примеру дискуссии о туалетах для трансгендерных людей. Существует распространенное мнение, что цисгендерные люди будут притворяться транс-людьми, чтобы попасть не в тот туалет и совершить насилие.

Если твое мнение совпадает с мнением Fox News, то может стоить пересмотреть свою позицию?

 

Если транс-люди подвергают сомнению других транс-людей, значит мы даем возможность миру не верить нам. Если мы сами можем сказать транс-людям, что они обманывают всех и просто следуют модным тенденциям, то мы говорим цисгендерным людям, что они могут считать нас самозванцами.

Мы отбираем у себя право на самоопределение и даем обществу решать за нас, и они так же говорят, что мы недостаточно трансгендерны. Мы говорим обществу, чтобы они нам верили, но у них нет доверия, потому что мы сами не верим друг-другу.

Если мы сами не верим трансгендерному человеку, когда он говорит нам что он трансгендер, почему тогда цисгендерные люди должны верить нам?

 

Когда мой друг сказал мне, что он не испытывает гендерную дисфорию, то моя первая реакция была враждебной, полной осуждения и недоверия. Я бесконечно благодарен ему за то, что он дал мне время и научил меня.

Я понятия не имел кто те трансгендерные люди, которые не испытывают гендерной дисфории, теперь я это знаю, и много работаю над тем, чтобы такие люди как Кай, были включены в сообщество.

 

Я получил много разных мнений, когда писал что гендерная дисфория - это не обязательное требование для того, чтобы быть транс-человеком. И я не виню их. Я тоже долго был устойчив в своих суждениях, и мне потребовалось достаточно времени на то, чтобы это понять.

Я считаю, что есть более тяжелые последствия, когда мы исключаем трансгендерных людей только на основе того, что их опыт отличается от нашего. Мы становимся "гендерной полицией", которую мы десятилетиями критиковали. Мы становимся именно теми, кто угнетал нас столько лет.

 

Если гендер не является чем то, что кто-то может выбрать за вас, то реальность такова, что все зависит от человека, и что нет неправильного ответа. Это не обсуждается посторонними. Эта дискуссия личная и так было всегда. Отказавшись от необходимости контролировать тех кто входит, а кто выходит, и вместо этого вкладывать эту энергию в подтверждение и понимание других в обществе, мне кажется более достойным. Итак, кто такой трансгендер? Давайте упростим: кто-либо кто не идентифицирует себя с биологическим полом, назначенным при рождении.

 

Sam Dylan Finch

 

Источник: Everydayfeminism

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload